В конце 1995 года благодаря Ю.Н. Вавилову — сыну Н.И. Вавилова были рассекречены переписка Т.Д. Лысенко с вождем в октябре 1947 года и записка от 25 ноября 1947 го-да, сопровождающая рассылку письма Т.Д. Лысенко членам и кандидатам в члены Политбюро, секретарям ЦК, министру сельского хозяйства, а также директору Ботанического сада АН СССР академику Н.В. Цицину (фонд И.В. Сталина в архиве Президента РФ). Т.Д. Лысенко настаивает на административных мерах (отчеркнуто И.В. Сталиным): «Дорогой Иосиф Виссарионович! Если мичуринские теоретические установки, которых мы придерживаемся и на основе колхоз-но-совхозной практики развиваем, в своей основе правильны, то назрела уже необходимость… внести резкий перелом в дело воспитания наших кадров биологов, агрономов и животноводов. Метафизическое уче-ние о живых телах — морганизм-менделизм, вейсманистский неодарвинизм преподается во всех вузах, мичуринское же учение — советский дарвинизм почти нигде не преподается. Прошу Вас, товарищ СТА-ЛИН, помочь этому хорошему, нужному для нашего сельского хозяйства делу».

И.В. Сталин отвечает: «Уважаемый Трофим Денисович! Вашу записку от 27.Х.1947 г. получил. Большое Вам спасибо за записку». Далее разъясняется: хорошо, что занялись ветвистой пшеницей, плохо, что опыты проводятся в местах, которые не подходят пшенице, мысль о гибридизации сортов пшеницы удачна, поддержкой правительства можно располагать, планируется встреча (предыдущая была в конце 1946 года). И в завершение: «Что касается теоретических установок в био-логии, то я считаю, что мичуринская установка является единственно научной установкой. Вейсманисты и их последователи, отрицающие наследственность приобретенных свойств, не заслуживают того, чтобы долго распространяться о них. Будущее принадлежит Мичурину. С уважением. И. Сталин. 31.Х.47 г.». Вопрос о разгроме отечественной биологии предрешен, но его подготовка ведется в строжайшей тайне.

10 апреля 1948 года в Политехническом музее на семинаре пропагандистов обкомов пар-тии в докладе 27-летнего Ю.А. Жданова «Некоторые вопросы современного дарвинизма» прозвучала критика Т.Д. Лысенко в области генетики и его общебиологических взглядов, воспринятая как офи-циальная партийная установка. Т.Д. Лысенко пожаловался И.В. Сталину, который использовал этот факт для серьезных выводов. 31 мая 1948 года на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) он гневно заявил, что Жданов-младший поставил целью «уничтожить Лысенко», забыв, что тот — «Мичурин в агротехнике». Зная о последствиях, никто не ответил на вопрос, кто разрешил выступить с таким докладом. И.В. Сталин призвал наказать не «молодого и неопытного Ю. Жданова», а «отцов» — А.А. Жданова (Ю.А. Жданову пришлось покаяться в письме к И.В. Сталину от 7 июля 1948 года, которое тот разрешил опубликовать только 7 августа 1948 года — в последний день печально известной сессии ВАСХНИЛ, а 31 августа 1948 года «скоропостижно» скончался А.А. Жданов).

16 июля 1948 года большое письмо И.В. Сталину направляет академик ВАСХНИЛ, лауреат Сталинской премии П.Н. Константинов, в котором ставит вопрос о снятии Т.Д. Лысенко:

«Дорогой Иосиф Виссарионович! Несмотря на огромные достижения науки в различных облас-тях знания… состояние сельскохозяйственной науки… нельзя считать нормальным. …Сеть с.х. опытных учреждений… не имеет единого руководства. Тематика не всегда отвечает запросам с.х. производства. Все-союзная академия с.х. наук им. В.И. Ленина не возглавляет и не руководит сетью… и своими немногими институтами. Очень назрел вопрос об упорядочении всего этого огромного и сложного дела. Об этом я писал и т. Маленкову в Совет Министров СССР и в ЦК ВКП(б). Около 50 лет… я посвятил сельскому и лесному хозяйству и в особенности селекции. Мною выведено несколько разных сортовых растений, ко-торыми занято около 5 милл. га наших… полей. Вначале мы шли ощупью. Основным средством выведе-ния новых сортов было учение Дарвина об отборе. Но наука на этом не стала. Современная генетика очень сильно продвинула… селекцию. И теперь методы выведения новых сортов намного скорее и точнее. Можно сказать, что почти 90 % посевных площадей нашей страны заняты сортами наших советских се-лекционеров: Лисицына, Шехурдина, Юрьева, Константинова, Писарева, Успенского и др. …Однако по-ложение как на теоретическом, так и на практическом фронте селекции и генетики сейчас довольно пло-хое. Я имею в виду научную и административную деятельность акад. Лысенко Т.Д., деятельность которого является очень серьезной помехой для развития нашей сельскохозяйственной науки. …Он канонизирует свои малоубедительные «научные» положения, игнорирует историзм в науке… и в конечном счете вредит не только нашей с.х. науке, но и нашему сельскому хозяйству. Вот поэтому я и не могу спокойно видеть, как он мешает поступательному ходу всей с.х. науки и в особенности селекционной. Мой долг, Иосиф Виссарионович, осветить перед Вами целый ряд вопросов».

Далее описывается развал работы в ВАСХНИЛ, ее институтах, обсуждается роль райони-рования, которую Т.Д. Лысенко не понимает и недооценивает, даются примеры неоднозначности результатов и неэффективности навязываемых им на местах мероприятий — яровизации (она «…в ряде районов — просто вредна»), посевов по стерне, давно известных крестьянству как «ленивки», дающие ничтожные урожаи и служащие источником размножения сорняков (П.Н. Константинов приводит данные 18-летних наблюдений на опытной станции с рожью, где «при полке» урожай-ность колебалась от 5 до 17 ц/га, а по стерне составляла 2-3 ц/га), летних посадок картофеля, проса и люцерны на семена по пару (известно, что все полевые культуры лучше всего идут по пару, но нельзя делать «подобных предложений без учета типа севооборотов, предшественников и пр.»). Подчеркивается, что из 52 академиков осталось 17. «Он явно злоупотребляет Вашим доверием. …Это худший вид диктатора. Он требует ликвидации всего, что не согласно с ним… Лысенко хочет изгнать из вузов все, что ему не нужно. …Министерство высшего образования созвало совещание по разработке программы по селекции и семеноводству… из лиц, угодных Т.Д. Лысенко. Не были представлены крупные селекционе-ры, такие как Шехурдин, сортами пшеницы которого засеяны многие миллионы га земли, т.е. 70 % озимого клина СССР. …И вот вам готово "общественное" мнение. Против были только покойный Лисицин П.И., до-цент Хохлов В.Н. и автор настоящего письма. …Как можно учить студентов "науке" Лысенко, когда… таковая — смесь… неапробированных экспериментов и голой догматики. …Среди районированных сортов… ни одно-го, …выведенного на основании идей Лысенко. …Многие ученые АН СССР, ВАСХНИЛ'а, Московского уни-верситета и ТСХА резко критикуют его. …Краткие выводы и предложения: …7. Немедленно освободить Т.Д. Лысенко от обязанностей президента ВАСХНИЛ… 8. Изъять из монопольного пользования Т.Д. Лысенко все вышеназванные журналы. 9. Созвать при ЦК ВКП(б) совещание по вопросам селекции и генетики и реформы системы с.х. опытных учреждений».

Но 23 июля 1948 года И.В. Сталин получает очередное послание от Т.Д. Лысенко: «Доро-гой Иосиф Виссарионович! Убедительно прошу Вас просмотреть написанный мною доклад "О положении в со-ветской биологической науке"… Я старался как можно лучше с научной стороны, правдиво изложить состояние вопроса. Доклад т. Юрия Жданова формально я обошел, но фактически содержание моего доклада во многом яв-ляется ответом на его неправильное выступление, ставшее довольно широко известным. Буду рад и счастлив полу-чить Ваши замечания».

Посвященная положению в биологической науке августовская сессия ВАСХНИЛ 1948 года нанесла сильный удар по генетике — ключевой науке современного естествознания, признав классическую генетику реакционной, а единственно верным — «мичуринское учение» Т.Д. Лысенко. Он сделал знаменитый доклад «О положении в биологической науке»: «Менделисты-морганисты-вейсманисты идеалистически и антидиалектически полагают, что за наследственность ответственны ка-кие-то гены, которых никто и не видел. А также они полагают, что гены расположены в каких-то хромосомах, которых, может быть, и нет вовсе, а если они и есть, то их функции — это участие в обмене веществ. А поскольку они при этом утверждают, что хромосомы находятся в ядре, то и вовсе их вывод об особой роли ядерной наследственности реакционен, так как свойство наследственности принадлежит всем компонентам живого организма». Т.Д. Лысенко назвал эту сессию «великим праздником». В качестве основных лиц, против которых было направлено выступление Т.Д. Лысенко и его сто-ронников, выбраны морфолог и эволюционист И.И. Шмальгаузен, генетики Н.П. Дубинин и А.Р. Жебрак. Оратор подчеркнул, что менделизм-вейсманизм-морганизм чужд советскому народу, стороннику творческого прогрессивного мичуринского учения, и вреден, поскольку вместо изучения законов генетики, например на коровах, исследования проводятся на мушке дрозофиле. В традициях пропаганды того времени Т.Д. Лысенко сформулировал емкие лозунги: «Наука — враг случайностей» и «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача».

Те немногие, кто узнал о сессии и смог попасть на нее (пускали только по специальным пропускам), пытались объяснить суть дела. Но уже нет в живых Н.И. Вавилова и Н.К. Кольцова, Д.Н. Прянишникова и П.И. Лисицина из последнего центра противостояния лысенковщине — Тимирязевки, в июне 1948 года умер заведующий кафедрой генетики МГУ А.С. Серебровский. А.Р. Жебрак представил результаты своих исследований по полиплоидии хозяйственно важных растений. Его пытался прерывать Т.Д. Лысенко, но по существу возражать не смог. Героем стал И.А. Рапопорт. Достойный ученик Н.К. Кольцова, как отмечено в стенограмме, «отпускал оскорбительные реплики», до последнего защищая генетику. Он четко объяснил значение классической генетики и своим выступлением спас честь отечественной науки. Другой герой сессии, маститый академик, экономист В.С. Немчинов, ректор ТСХА, защищал классическую генетику и заведующего кафедрой генетики А.Р. Жебрака. Оскорбительными были адресованные ему реплики. В ответ он сказал замечательные слова: «Хромосомная теория наследственности вошла в золотой фонд человечества». Он спас честь российской интеллигенции своей позицией и бесстрашием... После телефонных звонков из «инстанций» в квартирах «менделистов-морганистов» — членов партии трое — выдающийся ботаник профессор П.М. Жуковский, генетик, доцент МГУ С.И. Алиханян и профессор И.М. Поляков выступили на сессии с заявлениями о «переходе в ряды мичуринцев». Т.Д. Лысенко окончательно сформулировал тезис о том, что «мичуринской биологии» теория вероятностей и статистика не нужны: «Не будучи в состоянии вскрыть закономерности живой природы, морганисты вынуждены прибегать к теории вероятности… Недаром же зарубежные статистики — Гальтон, Пирсон, а теперь Фишер и Райт — также считаются основоположниками менделизма-морганизма. Наверное, по этой же причине и академик Немчинов заявил здесь, что у него, как у статистика, хромосомная теория наследственности легко укладывается в голове. Такие науки, как физика и химия, освободились от случайностей… Изживая… менделизм-морганизм-вейсманизм, мы… изгоняем случайность из биологической науки».

В заключительном слове Т.Д. Лысенко сказал, что его доклад одобрен И.В. Стали-ным, и прямо обратился к вождю.

И.В. Сталин был редактором и соавтором доклада Т.Д. Лысенко (так, утверждение, что любая наука классовая, он прокомментировал на полях: «Ха-ха-ха, а как насчет математики, а как насчет дарвинизма?»), поэтому произошедшее — прямое проявление его вторжения в управление наукой. Через два дня после окончания сессии в «Правде» опубликовали письмо А.Р. Жебрака с вымученным «покаянием»: «После того, как мне стало ясно, что основные положения мичуринского направления... одобрены ЦК ВКП(б), …как член партии, не считаю для себя возможным оставаться на тех позициях, которые признаны ошибочными».

в начало далее